Система экологического менеджмента и Закон

Борис Иткин

к. э. н., независимый эксперт в области систем менеджмента

В октябре 2015 года опубликована новая версия международного стандарта ISO 14001:2015. В марте 2017 года официально вступил в силу в России стандарт ГОСТ Р ИСО 14001-2016 (далее в тексте – Стандарт). За это время накопилось достаточно информации о практике его применения, чтобы можно было ее обобщить и проанализировать.

Эта статья посвящена анализу практики применения и управленческих решений, которые, к сожалению, сводят на нет все пассионарные усилия экологов крупных корпораций в этой области. При этом акцент сделан на том, что вызывает наибольшие противоречия у пользователей Стандарта, а именно на сравнении управленческих действий по соблюдению требований Стандарта и по соблюдению требований природоохранного законодательства.

Компании, которые в России отважились внедрить систему экологического менеджмента на основе Стандарта, – это в основном крупные промышленные предприятия и корпорации. Они обладают достаточными возможностями для соблюдения всех требований законодательства к природоохранной деятельности и прилагают большие усилия для обеспечения соответствия нормам и правилам. Их природоохранные затраты измеряются миллионами рублей, а экологические службы укомплектованы специалистами, квалификация которых зачастую превышает уровень их коллег из проверяющих государственных надзорных органов. Что же к этому более-менее налаженному механизму соблюдения установленных российским законом норм мог добавить международный стандарт, в котором черным по белому написано, что он «не предназначен для усиления или изменения законодательных требований к организации» (смотрите пункт 0.2 ГОСТ Р ИСО 14001-2016)?

За два десятка лет применения Стандарта все более очевидной становится тенденция превращения его требований в некий придаток к длинному списку требований законодательства, с которым привыкли иметь дело экологи предприятий. Суть положений Стандарта так и осталась по разным объективным и субъективным причинам недопонятой, но это отнюдь не мешает ответственным исполнителям заполнять установленные формы, писать отчеты и устранять несоответствия, самоотверженно поддерживая таким образом формальную работу системы менеджмента «раз начальство велит», а аудиторы проверяют. 

Другими словами, организационное обеспечение работы, направленной на соответствие требованиям Стандарта, ничем не отличается от наработанных в компаниях управленческих действий в отношении обеспечения соблюдения законодательных норм. Можно сказать, что система управления, имевшаяся в отечественных компаниях на момент внедрения системы экологического менеджмента по ISO 14001, успешно «переварила заморский фрукт» и при этом осталась сама собой. 

Версия Стандарта 2015 года привнесла ряд концептуальных содержательных дополнений и изменений, призванных противодействовать такому «механическому» применению его требований. Однако уже сейчас видно, что новые требования будут обработаны и переработаны существующими системами управления так же, как и прежние. То есть будут втиснуты в прокрустово ложе привычных процедур и производственных отношений вместо того, чтобы дать начало каким-либо системным изменениям.

Ниже показано, почему и как это происходит.


Зачем нужен cтандарт ИСО 14001

Невозможно правильно применить и оценить эффективность применения Стандарта без понимания того, для чего он был создан. Какая концепция лежит в основе Стандарта. Или проще говоря: Что он от нас «хочет»?

Концепция, лежащая в основе любого стандарта на системы менеджмента, заключается в следующем:

совершенствуя систему управления в организации, можно, с одной стороны, добиться осуществления ее предназначения (миссии), а с другой – нивелировать противоречия между теми людьми, которые работают внутри этой организации, и теми, кто находится вне ее, но на кого эта организация может влиять.

Авторы Стандарта, видимо, предполагали, что его пользователи хорошо осведомлены об этих противоречиях и разделяют эту идею. Поэтому в тексте Стандарта она спрятана как бы между строк в двух коротеньких пунктах о контексте и заинтересованных сторонах (пункты  4.1 и 4.2). Однако для большинства «читателей» Стандарта эта мысль, естественно, остается незамеченной, поскольку она становится очевидной только после изучения множества материалов, представляющих собой то обширное информационно-методологическое поле, на котором появились и эволюционируют эти стандарты.

Концепция Стандарта ISO 14001 исходит из того, что при желании каждая организация может быть усовершенствована изнутри в направлении создания у руководителей и работников единой системы ценностей, которая станет основой для «примирения» имманентной любой коммерческой организации жажды краткосрочной прибыли с завтрашними потребностями людей, например в чистой окружающей среде.

Концепция Стандарта ISO 14001 заключается в том, чтобы найти баланс между интересами бизнеса и общества, между жаждой быстрой прибыли и потребностями в чистой окружающей среде.

Задумайтесь, какое место занимает коммерческая организация в социальной среде? С одной стороны, мы имеем отдельно взятую компанию, фирму, предприятие, с ее финансовыми интересами – условно назовем их корпоративными. С другой стороны, мы имеем общество в целом, в котором живут семьи работников этой компании, покупатели того, что компания производит для продажи, и потребители всего отрицательного, что она же «вываливает» вовне как побочную продукцию: отходы, загрязнения, образ жизни (вряд ли кто-то будет спорить, что производители смартфонов поменяли образ жизни миллионов людей, причем не только в положительную сторону)…

В условиях конкуренции и ограниченных ресурсов предприятие вынуждено искать оптимальный баланс между краткосрочными и долгосрочными интересами. Слишком много расходов на текущие нужды перечеркивает будущее развитие и лишает предприятие завтрашнего дня. А слишком большая доля инвестиций в будущее развитие может привести к тому, что до завтрашнего дня просто не доживешь.

Конечно, соблазн «хорошо пожить сегодня, а завтра видно будет» очень велик. Однако история взлетов и падений предприятий, компаний, отраслей и даже целых государств давно должна была бы научить человечество находить разумный баланс между настоящим и будущим. Но пока, к сожалению, не научила.

Понятие «устойчивое развитие» – как раз одно из следствий таких исторических уроков. И это понятие органически вплетено в ткань стандартов на системы менеджмента.

Однако, чтобы устойчивое развитие из красивой фразы превратилось в программу действий конкретной организации, идея устойчивого развития должна сначала стать ядром системы социальных ценностей того общества, в котором эта организация работает, а потом и приоритетом организации. Социальная среда – первична, и ее шкала ценностей неизбежно определяет ценности в организации. Если общество действительно дозрело до необходимости решения экологических проблем, то оно может сформулировать соответствующие требования и заставить любую коммерческую организацию их соблюдать. Для этого есть классические методы «кнута» и «пряника».

Роль «жесткого кнута» выполняет законодательство, устанавливающее правила, ограничения, запреты, нормативы, а также наказания за их несоблюдение. Роль более «мягкого кнута» играют экономические инструменты в виде налогов, регулирования цен, процентных ставок и т.п.

А в качестве «пряника» могут применяться налоговые льготы, которые являются не столько «пряником», сколько отсутствием кнута, и льготные кредиты.  Например, международные финансовые институты (IFC, EBRD, AIIB) предоставляют организациям кредиты под низкие проценты, если эти организации продемонстрируют отсутствие экологических и социальных рисков в инвестиционных проектах.

Заметен значительный дисбаланс имеющихся методов воздействия со стороны государства на коммерческие организации – множество «кнутов» и почти полное отсутствие «пряников». Да и в общественном сознании после возвращения нашей экономики в капитализм любой предприниматель все еще воспринимается как аморальный тип, одержимый лишь жаждой наживы.

Но не будем забывать, что любое предприятие – плоть от плоти общества, в котором оно работает. Работники предприятия – такие же члены общества, как и все остальные, стоит им выйти за ворота своей организации. Коммерческая организация – это не всегда мошенники. Она производит нужный для общества продукт, создает рабочие места, платит налоги и является неотъемлемой частью экономической и социальной жизни страны и общества. Она решает многие общественные проблемы, поэтому, если со стороны государства требований станет настолько много, что предприятие не сможет выполнять основные функции и закроется, то вместо одних общественных проблем появится множество других. Вот почему принуждение соблюдать правовые нормы как способ воздействия на субъект хозяйственной деятельности ради изменения его экономического (социального, экологического) поведения в любой стране имеет пределы. Невозможно без ущерба для бизнеса бесконечно ужесточать давление на бизнес, чтобы сделать его социально ответственным.

Каким бы совершенным ни было законодательство, ни в одной стране оно не работает на 100%. Контролируют соблюдение законов люди, которые отнюдь не совершенны. Всегда и везде существуют не вполне законопослушные граждане и организации, а также такие универсальные явления, как коррупция, лоббирование и прочие «болезни» общества. Как же тогда защитить интересы будущих поколений от реализации смертельно опасного для цивилизации принципа «после нас хоть потоп»?

Помимо законов и методов принуждения к их соблюдению человечество смогло найти еще два способа воздействия на общественное и индивидуальное сознание – посредством морали и посредством образования. Однако ни моральные, вв основном религиозные, устои, ни выросший уровень образованности населения пока не смогли обеспечить на глобальном или хотя бы национальном уровне осознание того, что Земля – наш общий дом, который мы занимаем временно, и что необходимо оставить его пригодным для обитания следующим жильцам. Нет, никто не спорит с проповедниками этой простой и правильной идеи, но лишь единицы отказываются ради нее от своих привычек и потребностей – слишком велики для остальных соблазны, демонстрируемые населением богатых стран из «золотого миллиарда».

Цифры: Земля может «прокормить» не более 1 млрд человек, если уровень потребления каждого будет соответствует сегодняшнему среднему уровню потребления в США.  Сейчас же на планете проживает более 7 млрд человек.

Источник: http://www.worldpopulationbalance.org/3_times_sustainable.

Тем интереснее, что именно в развитых странах появился инструмент, предназначенный для еще одной попытки достижения баланса между нынешним и будущим поколениями. Этот инструмент направлен на изменение поведения промышленных компаний, которые задают тон в глобальных воздействиях на окружающую среду, и называется он системы менеджмента.


Стандарт ИСО 14001 как инструмент управления

В стандартах на системы менеджмента говорится об их универсальности, пригодности для любой организации. На самом деле это не совсем так. С таким же успехом можно назвать, например, высшее образование пригодным для любого человека, но далеко не всем, кто имеет возможность его получить, удается сделать это. И подобно тому, как высшее образование невозможно получить, пока не получил начального и среднего, системы менеджмента также не смогут функционировать в организации без выполнения предварительных условий. Условия эти находятся вне предприятия – в обществе, представляя собой то, что в английском варианте Стандарта назвали «контекстом», а в ГОСТе – «средой». 

Одним из необходимых условий жизнеспособности СЭМ является наличие национального законодательства, регулирующего производственную деятельность предприятий и ограничивающего их воздействие на окружающую среду. Под законодательством подразумеваю не только тексты документов, написанные на бумаге. Это еще и государственные институты, включая органы управления, мониторинга, контроля, надзора и независимые суды, которые призваны обеспечить выполнение законодательных норм. 

Поэтому так настойчиво повторяются в тексте Стандарта из версии в версию упоминание законодательных требований, или, как их называют в версии 2015 года, «обязательств, относящихся к среде организации». Изменение термина произошло вслед за расширением спектра обязательств корпораций перед заинтересованными сторонами, не все из которых регулируются законодательством.

Вторым условием, необходимым для создания на предприятии жизнеспособной СЭМ, является конкуренция в той отрасли, к которой относится предприятие. Чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на статистику ISO. Например, сектор «производство оптического и электронного оборудования» всегда входил в тройку лидеров по количеству сертифицированных систем экологического менеджмента. А согласно статистике Евросоюза, в этом секторе работает более двухсот тысяч предприятий. Строительных же предприятий, которые занимают первое место по количеству сертифицированных СЭМ в мире, только в странах Евросоюза более 843 тысяч.

Каким образом конкуренция (внешнее, казалось бы, явление) связана с системой менеджмента – явлением для предприятия внутренним? Самым непосредственным! Стандарты на системы менеджмента, как и сами системы менеджмента – дело добровольное. За невыполнение требований стандартов государства не накладывают на предприятия штрафов и не наказывают другим образом. 

Что же тогда может заставить предприятие взять на себя обязательство соответствовать необязательным стандартам? Как ни странно – выгода! 

Особенность системы менеджмента как инструмента управления заключается в том, что ее можно подстроить под менталитет владельцев бизнеса или предпринимателей. Не случайно на начальных семинарах по основам систем менеджмента руководители предприятий сразу же просят показать на примерах, какую выгоду они могут получить от внедрения системы менеджмента. Назовите, говорят они, какая конкретно российская компания, внедрившая СЭМ, получила от этого больше прибыли, больше экономии, меньше штрафов и т.п.

Но какую же выгоду, измеряемую в рублях, может принести следование добровольным требованиям не очень-то понятных стандартов? Если нет конкуренции – то никакую! Но если конкуренция есть, если предприятие борется за каждого покупателя своей продукции, за льготные кредиты для развития, за репутацию, влияющую на стоимость акций, за благорасположение властей и населения – тогда разумной рыночной стратегией является делать больше, чем твои конкуренты и выигрывать на этом. 

Все предприятия соблюдают законодательство. А мы лучше, чем все! Мы еще берем на себя повышенные обязательства соответствовать международным стандартам на системы менеджмента. И этим привлечем к себе больше потребителей, больше инвестиций, больше внимания, больше заказов. Если только…

Если только людям за забором нашего предприятия это вообще интересно. Если в обществе есть спрос на те ценности, которые мы можем приумножить благодаря внедрению систем менеджмента.

Неэффективность внедрения ISO 14001 в некоторых странах говорит о том, чтобы в обществе нет спроса на те ценности, которые мы приумножаем благодаря внедрению Стандарта.

В Стандарте этот интерес и спрос подразумеваются в обществе по умолчанию. Это аксиома, на которой построена концепция стандарта: «Ожидания общества в отношении устойчивого развития, прозрачности и подотчетности развивались наряду с ужесточением законодательства…» (пункт 0.1 ГОСТ Р ИСО 14001-2016). Вот эти ожидания общества, о которых в Стандарте (не слишком ли оптимистично?) говорится как о факте, и побудили организации внедрять системы менеджмента. 

Но во что это трансформируется в реальной жизни?


Почему соблюдать требования Стандарта выгодно?

Структура отечественной экономики с опорой на сырьевые монополии, мягко говоря, не очень способствует внутренней конкуренции. В странах, где уровень конкуренции не достаточен для того, чтобы вынудить компанию добровольно поступиться корпоративными интересами ради интересов социума, основным «мотиватором» остается государство. Поэтому в России – государстве с развитой системой законодательных ограничений хозяйственной деятельности – предприятия «обречены» быть законопослушными (хотя бы в той мере, в какой государственный контроль и надзор эффективен на местах). 

В результате активной роли государства большинству промышленных компаний приходится соблюдать требования природоохранного законодательства. Иерархическая структура управления и строгая трудовая дисциплина в наших корпорациях также этому способствуют. По какой логике на типичном российском предприятии организован процесс обеспечения соответствия требованиям природоохранного законодательства? Есть основное производство, рассматриваемое как цепь процессов и целевых функций. А есть непрофильная деятельность, функция, которую необходимо осуществлять из-за требований законодательства. Охрана окружающей среды – как раз одна из таких отдельных функций, стало быть и выполнять ее должен отдельный работник, служба, отдел или другое структурное подразделение в зависимости от величины, профиля и бюджета компании. Главная задача экологов предприятия – избавить остальной персонал от общения с представителями соответствующих контролирующих органов и взять эту нагрузку на себя. 

Ни для кого не секрет, как надзорные органы проводят свои инспекционные проверки. Не менее 80% усилий и внимания адресовано формальностям – проверке наличия требуемой документации и ведения записей. Отсюда и деятельность корпоративных экологических служб в значительной мере сосредоточена на выполнении формальных требований – получению необходимых разрешений, оформлению и согласованию приказов, отчетности, планов, программ и т.п. Такая схема оттачивалась многие годы, со времени появления законодательства об охране окружающей среды, и при всех ее недостатках привела и к улучшению экологической ситуации, и к постепенному росту экологической культуры в корпорациях. И вот на сцену вышли стандарты на системы экологического менеджмента.

Присутствие слова «экологический» сразу вызывает у руководителей автоматическую реакцию поручить это дело имеющимся на предприятии экологам. Статус и положение инженеров-экологов в управленческой иерархии большинства компаний, к сожалению, не предоставляет им возможности аргументированно спорить с руководством, в том числе и на предмет того, что международный стандарт ISO 14001:2015 на самом-то деле адресован именно высшему руководству, а вовсе не экологам. Поэтому они старательно изучают требования стандарта и пытаются найти им место среди уже существующих сотен или тысяч законодательных и нормативных требований, которые должно соблюдать предприятие в области охраны окружающей среды.

Стандарт ISO 14001:2015 на самом-то деле адресован именно высшему руководству, а не экологам предприятия.

Срабатывает стереотипный подход: вот новое требование, оно обязательно к исполнению, его соблюдение будут проверять аудиторы, при обнаружении несоответствия будут следовать наказания. Чем это отличается от уже существующего государственного или корпоративного механизма соблюдения требований и проверок? При таком подходе ничем. Вот почему все новые веяния, которыми насыщено содержание Стандарта, заложенные в нем концептуальные подходы, ставшие результатом нескольких десятилетий исследований западных экономистов и специалистов в области теории управления организациями, трансформируются в простую и более понятную среднему специалисту предприятия формулу: требование – форма записи – запись – проверка исполнения. Более того, такая же судьба уготована и новым терминам, которые поначалу кажутся такими раздражающе непонятными. 

Экологические аспекты? Будем считать, что это то же, что и выбросы. 

Управление аспектами – это соблюдение нормативов.

Аудиты? То же, что и производственный экологический контроль.

Лидерство? Так это просто наличие генерального директора – ведь слова «руководитель» и «лидер» стараниями наших СМИ стали синонимами.

Постоянное улучшение? Стремление все время соответствовать законодательным требованиям.

Видите, ничего сложного нет! – радуются адаптировавшиеся к новым терминам специалисты. Все, что требуют стандарты, у нас давно есть, просто называлось по-другому. 

Разница, однако, есть. И она кардинальная!

Объектом требований Стандарта ISO 14001 является вся система управления на предприятии, а не природоохранная деятельность, не отдельные производственные процессы или отдельные работники.

Стандарт ISO 14001 призван по-другому настроить всю систему управления, изменить ее в соответствии с той политикой, системой ценностей, которая должна исходить не из желания продекларировать шаблонные слова, а из реального диалога с реальными заинтересованными сторонами, ради которых в конечном счете существует данное предприятие.

Предприятия создаются для того, чтобы принести пользу другим людям, чтобы производить блага – вот, что написано в современных учебниках для экономистов. Это разительно отличается от прописных истин 70-80-летней давности, когда считалось, что цель бизнеса – это максимизация прибыли. 

Концепции изменились не по желанию или из-за разных представлений авторов. Они изменились вслед за изменениями в реальной жизни. Эти изменения были проанализированы еще в работе Джона Гэлбрейта 1967 года, где он показал, что после достижения определенного уровня прибыли доминирующей целью корпораций перестает быть максимизация прибыли, и компания стремится гармонизировать интересы различных заинтересованных сторон, выполняя важную социальную роль

Подобная тенденция обнаруживается и на индивидуальном уровне. Исследования показали, что после достижения определенного (причем, это не абсолютная, а относительная величина) уровня дохода, многие индивиды начинают отдавать свои знания, силы или время бескорыстному служению общественным целям, занимаются благотворительностью и т.п. И наоборот, работники с низким уровнем зарплаты остаются невосприимчивыми к целям организации, какие бы усилия наниматели ни прилагали, чтобы добиться их приверженности ценностям и целям фирмы. 

О потенциальной готовности общества к объединению интересов общества, организаций и их работников ради долговременного устойчивого развития можно косвенно судить по степени участия в благотворительности. Так, по стремлению капитала к благотворительности Россия занимала в 2013 году 127-е место (из 145) в мире. Для сравнения, фонд четы Гейтсов за год отдает на благотворительность вдвое больше, чем 15 крупнейших российских олигархов вместе взятые за три года, говорится в исследовании Bloomberg. Похожий результат у России – 129 место – и в оценке 2015 года по Всемирному индексу благотворительности (World Giving Index), который оценивает участие в благотворительности не компаний, а индивидов (опросы жителей).

Подходы систем менеджмента, ориентированные на создание единой системы ценностей у всего персонала, как раз и основаны на опыте, полученном на соответствующей стадии эволюционного развития корпораций и общества в целом. Можно предположить, что, если организация этой стадии еще не достигла, то единственной формой внедрения подходов, рекомендуемых Стандартом, может быть только их превращение в привычные методы формального выполнения любых поступающих сверху приказов из разряда «соблюдать, усиливать и укреплять».

Результаты применения этих методов хорошо заметны при анализе несоответствий, обнаруживаемых из года в год при внутренних аудитах СЭМ и проверках в рамках производственного экологического контроля. Количество нарушений (отклонений, несоответствий) может меняться, но их структура остается стабильной, отражая либо принципиальную невозможность улучшить эффективность контроля, либо невозможность путем многократного устранения одних и тех же недостатков изменить систему, в которой они вновь и вновь появляются.

Так что же, Стандарт вообще не применим в России из-за низкого уровня конкуренции, специфической экономики государственного капитализма и неразвитости гражданского общества? 

Наверное, применим. Но при его применении нужно учитывать нашу специфику и традиции управления и, зная их, пытаться аккуратно и постепенно менять свою систему управления в соответствии с пониманием заложенной в Стандарте философии, а не перекраивать его требования по формальным лекалам, лишая их сути.


Правильное применение стандарта ИСО 14001

На протяжении последних лет крупные компании активно адаптировали положения Стандарта к своим системам управления, с тем чтобы внедряемые СЭМ минимально влияли на имеющиеся производственные и бизнес-процессы. Эта тенденция обусловлена в том числе тем, что формально внедряемые системы менеджмента неизбежно воспринимаются исполнителями просто как еще один пакет требований, в дополнение к огромному множеству законодательных экологических требований, которые компания старается соблюдать.

В результате такой адаптации в компании формируется некое общее убеждение или даже вера в то, что сам факт соблюдения компанией большинства требований законодательства уже говорит о соответствии имеющейся системы управления Стандарту на системы менеджмента. Такой подход удобен не только для предприятия, но и для проверяющих его сертифицирующих органов, поскольку значительно упрощает проведение надзорных аудитов. 

Законодательство является системообразующим фактором для системы управления в организации, и это бесспорно. Но соблюдение законодательства не является признаком СЭМ, функционирующей в соответствии со Стандартом. 

Более того, упомянутое общее убеждение является заблуждением, поскольку оно ведет к игнорированию содержания Стандарта, отрицанию самой сути систем менеджмента.

Правильный же путь применения Стандарта заключается в том, чтобы компания научилась планировать, выполнять и демонстрировать, а аудиторы – проверять все то, что делается сверх того, что требуется законодательством.

И если таких «намеченных результатов системы менеджмента не обнаруживается, сертификат должен отзываться! Под намеченными результатами СЭМ в Стандарте понимаются три достижения: улучшение экологических результатов, выполнение принятых обязательств и достижение экологических целей (ГОСТ Р ИСО 14001-2016, пункт 1).

Но это всем участникам неудобно и невыгодно.

Поэтому пока честный ответ на вопрос: «А есть ли у вас система менеджмента?» часто напоминает анекдот про паспорт: «По сертификату – есть!».

Журнал Management. N 1 (45) 2018 г.

Понравилась статья? Появились вопросы? Напишите нам!

Вам может быть интересно

  • сертификат ISO 9001
  • ISO 9001
2020-01-15T13:16:40+03:00Январь 15th, 2020|